0
Posted in Культура
21.09.2022

ПРОВОЖАЛИ ПО СНЕГУ

По машинам рассаживались под баян

Ростом маленькая, а голос звонкий, и настроена решительно. Такой 45 лет назад пришла Любовь Казакова, на тот момент 18-летняя выпускница Горьковского культпросветучилища, работать в Карповский сельский дом культуры и практически сразу стала его директором.

Способ забыть об усталости

Было это 1 августа 1977 года. А в октябре в старом деревянном клубе яблоку было негде упасть — такой концерт ко Дню колхозника организовала и провела заезжая девушка, сумевшая всех заставить петь и плясать под свою дудку. Точнее, дудки не было, были магнитофон, гармонь, гитара и много молодёжи, которая все вечера и праздники проводила в Доме культуры. Что только они в те годы не делали! Ансамбль и агитбригаду создали. В открытом поле на сенокосном стане в обеденный перерыв такие концерты ставили, что колхозники, забыв об усталости, и песни пели, и в пляс пускались. Не для забавы с песнями да плясками ездили, во всём была трудовая подоплёка. — Утром встанешь, скотину накормишь и скорей выпускать «Молнию», — рассказывает Любовь Анатольевна. — Стенгазета тогда такая была, в которой итоги прошедшего дня подводились: кто сколько вспахал, накосил, стогов сметал. Передовиков хвалили, лентяев подстёгивали. Где фотографию наклеишь, где карикатуру нарисуешь, где частушку сочинишь. Но к 8 часам утра «Молния» должна у колхозной конторы висеть, хоть кровь из носа. Стенгазета с утра тон задавала. Работники культуры в 70-е годы прошлого века от колхозников не особо отличались — и сено гребли, и лён дёргали, и картошку копали. А по вечерам, в выходные и праздники ещё и культурная работа — репетиции и танцы до полуночи три раза в неделю. Но Любе такая жизнь нравилась, не зря же её отец в честь Любки Шевцовой назвал — героини романа Фадеева «Молодая гвардия». Многие тогда на Любу заглядывались, но подойти не смели. А вот главный инженер колхоза Леонид Александрович Казаков своими голубыми глазами покорил её сердце. Вроде как шефство взял: то до дома после танцев проводит, то печку натопит, чтобы Люба в выделенной ей от колхоза комнате совсем не застыла. А потом предложение сделал — в марте сыграли свадьбу.

Из породы Пузычей

Сколько же лет прошло с тех пор? Двоих воспитали, выучили, на ноги поставили. Любовь Анатольевна улыбается: — Уроки с детьми всегда муж учил, а меня по вечерам дома не было. То концерт, то репетиция — вся жизнь на работе. Дети умные, в отца пошли. Сергей Академию инженеров водного транспорта окончил, Аня — педагогический университет. И то, что частенько бывали со мной на работе, не прошло бесследно. В седьмом классе моя Аня вдруг впервые запела, а теперь вот работает в культуре — и поёт, и пляшет. Это счастье — выступать на одной сцене с дочерью. Радость, гордость, осознание, что у наших семейных песен есть продолжение. Люба среди песен родилась. И папа, и мама всегда пели. Одиннадцать детей в семье было, родители-фронтовики в госпитале познакомились, оба с войны вернулись без обеих ног. Но это им не помешало любить жизнь так, что люди с них пример брали. Столько детей родить не побоялись, огромный сад вырастили, держали пасеку и большое подсобное хозяйство, говорят, ещё и у людей калымили — крыши крыли. — Вот такие они, мои дорогие инвалиды Великой Отечественной. Папа — Анатолий Александрович Пузыч — работал в Темте библиотекарем, — продолжает Любовь Анатольевна. — О его боевых и трудовых подвигах с радостью расскажут сотрудники музея, который в память о нём создан на базе Темтовской библиотеки. А для меня папа — самый родной человек, который безмерно любил мою маму Анну Фёдоровну, одевал её, словно барыню, непонятно откуда доставая шелка, крепдешин, бархат. Мама хорошо шила, и себя, и детей наряжала с иголочки. Мне было 10 лет, когда мамы не стало — она умерла от рака в 45 лет. Горе папы было так велико, что мы хоть и небольшие были, но изо всех сил старались при нём не произносить мамино имя. Папа старался заменить её для нас полностью, но разве маму заменишь? И тогда он привёл в дом женщину — очень хорошую — Анфису Николаевну Коновалову, которая полюбила нас как родных. Наверное, это было сложно, но она смогла — и кормила, и одевала, и советы давала, и замуж выдавала, собирая свадьбы… — Значит, любовь к музыке передалась вам по наследству от родителей? — Не только. Мы до школы дома жили, в детский сад ходили, а как семь лет исполнялось, родители отправляли нас учиться в Ветлугу в школу-интернат. Хор в интернате был и вокальная группа. Руководил ими учитель музыки Александр Николаевич Слащёв. Люба была солисткой все годы учёбы, а ещё на балалайке играла. Куда только с концертами не ездили! Отец дочерью очень гордился. Когда домой приезжали, он семейные концерты устраивал. Любу или Клаву сажал на баяне аккомпанировать, а сам и все, кто был дома, пели. Красиво пели, особенно любимые: «Дивлюсь я на небо и думку гадаю» и «Я люблю тебя, жизнь». Из темтовских доярок хор создал, такой, что в столицу выступать приглашали. Детей любил очень, отряд у него был «Ястребки», что-то вроде тимуровского. Ни на кого голос не повышал, а все его слушались. В семье дети всё лето, как муравьи, работали, для каждого были свои нормативы — кому кружку, кому бидончик, а кому и целое ведро ягод набрать. Варенье варили вёдрами, огурцы, помидоры, капусту бочками на зиму заготавливали. Погреб Анатолий Александрович сам выкопал, баню своими руками построил. Любовь к труду родители в детях с младенчества воспитывали.

По весне и осенью

Люба без песен и сцены своей жизни не мыслила. Отец против культпросветучилища не возражал. Годы учёбы стали для девушки счастливым периодом жизни. Голос поставили, на разных музыкальных инструментах играть научили. — Любовь Анатольевна, очень многое изменилось с тех пор, другая жизнь и песни другие. Скажите, что из прошлого вам особенно дорого? — Колхоз дорог. Председатель Анатолий Семёнович Смирнов не скупился, новый Дом культуры построил, деньги на музыкальную аппаратуру, костюмы и прочие нужды по одной только просьбе из колхозной кассы выделял. Ну и к работе стимулировал, подчёркивая, что «песня строить и жить помогает». Один только праздник первой борозды чего стоил! Весна, снег ещё не везде сошёл, а мы в резиновых сапогах с баяном — в поле, где трактора уже выстроились, чтобы начать вспашку. А осенью — праздник урожая. В 1990-е годы колхоз хиреть начал, в 2003-м — зарезали последнюю корову. Негде стало людям в нашем селе работать. Только в социальной сфере. С каждым годом сокращается население Карпова — не возвращается наша молодёжь из города, получив там образование. А Дом культуры в прошлом году отремонтировали. Чисто, тепло, красиво. Вокальная группа «Любава», ансамбль «Вдохновение», детская вокальная группа «Карамельки» поют и в будни, и в праздники, раз в месяц организуют концерты в доме милосердия, проводят досуговые занятия в детском саду. Школьники с удовольствием танцуют в хореографической группе «Ритм». Ежегодно проходит межрайонный фольклорный фестиваль «Серебряный ключ». Идея проведения праздника Ивана Купалы на природе на берегу реки Усты пришла из Дома культуры. Тогдашний глава Карповского поселения Павел Наумович Ходырев её поддержал. Изучили традиции праздника, нашли костюмы, разработали сценарий, в назначенное время вышли с артистами на природу. Костры и песни у Серебряного ключа привлекли внимание населения. Стали подходить зрители. Праздник понравился и стал традиционным, с каждым годом обретая всё большую масштабность. Территория, где проводится праздник, изменилась: источник облагородили, детскую игровую площадку установили, дорогу из щебёнки до самой реки проложили, освещение подвели. И это хорошо, что песни звучат в селе и над Устой. С ними жизнь спорится. А народ наш очень талантлив. И петь, и работать умеет.

Татьяна ЖУРАВЛЁВА.

Фото автора.

Уренский округ.

#газета #землянижегородская #урень #культура #дк #большоекарпово

Comments & Reviews