0
07.10.2021

УНИЧТОЖИТЬ МОСТ ЧЕРЕЗ ДУНАЙ

3 декабря 1931 года с одного из подмосковных аэродромов поднялся самолет невиданной конструкции. На крыльях тяжелого бомбардировщика были укреплены два истребителя. Так начались испытания самолета «Звено». Самолеты улетели «звеном», а возвратились поодиночке. Истребители на аэродром привели летчики-испытатели Александр Анисимов и Валерий Чкалов. На докладе о начале испытаний рукой маршала М.Н. Тухачевского было написано: «Это крупнейшее изобретение». В период перед Второй мировой войной Советский Союз являлся в области авиастроения одним из лидеров. Не случайно иностранные исследователи до сих пор внимательно изучают наследие советских авиаконструкторов. Одно из свидетельств этому — статья магистра Джорджтаунского университета Себастьяна Роблина (Sebastien Roblin) в одном из номеров американского журнала The National Interest.

Ранним утром 10 августа 1941 года с авиабазы в Евпатории на Крымском полуострове взлетели три тяжёлых советских бомбардировщика ТБ-3, рассказывает Роблин. Под их гигантскими крыльями располагался в высшей степени необычный груз: по два истребителя И-16. Их двигатели ОКБ Шевцова ревели на полную мощность, чтобы разогнать неуклюжего четырёхмоторного гиганта, к которому они крепились. Один из ТБ-3 прервал полёт из-за технических проблем. Два оставшихся бомбардировщика взяли курс на румынский порт Констанца в восточной части Чёрного моря примерно в 400 километрах от Крыма, летя со скоростью 250 километров в час. Немецкие и румынские войска пытались выйти на подступы к стратегическим портам Одессы и Севастополя, и советские ВВС и ВМФ стремились нанести, как пишет американский исследователь, ответный удар. Одной из главных целей стал километровый мост Кароля I через Дунай высотой 70 метров. Через него шёл и жизненно важный трубопровод с румынских нефтяных месторождений Плоешти. Советские бомбардировщики ДБ-3 неоднократно атаковали мост, прибегая к высотному бомбометанию, но безрезультатно. Теперь настал черёд медлительных ТБ-3. Но это были не простые ТБ-3, а комплексы «Звено-СПБ», указывает Роблин. Вместо бомб к ним подвешивались истребители И-16, и каждый из «ястребков» нёс по две 250-килограммовые бомбы. Обычный И-16 с бомбами в треть своего веса попросту не взлетел бы, не говоря уже о том, чтобы пересечь Чёрное море и вернуться. Ему не хватило бы дальности полёта. Но тут топливо поступало с бомбардировщиков ТБ-3, к которым они подвешивались. Комплекс «Звено-СПБ» (составной пикирующий бомбардировщик) стал итогом десятилетних наработок конструктора Владимира Вахмистрова (американский исследователь ошибочно назвал его Вахримовым — Vakhrimov). В ходе многочисленных испытаний он крепил на бомбардировщики истребители-«паразиты», чтобы увеличить их радиус действия и полезную нагрузку. «Это был второй вылет «Цирка Шубикова» — так дружески называли 2-ю специальную эскадрилью 32-го истребительного авиационного полка, — говорится в статье в американском журнале. — Первый прошёл 26 июля и застал оборону Оси (коалиции во главе с нацистской Германией. – Ред.) врасплох, уничтожив нефтебазу противника. Но во время второго рейда рассчитывать на внезапность уже не приходилось». В 5.50 утра в 15 километрах от румынской береговой линии пилоты щёлкнули переключателями, и в кабинах И-16 загорелись жёлтые лампочки. Ещё через несколько секунд истребители отцепились от своих самолётов-носителей. Груженные бомбами истребители рванулись к мосту, а затем с высоты полутора километров понеслись вниз под углом почти 90 градусов, разогнавшись почти до 650 километров в час. Защитники моста, как рассказывает пилот И-16 Борис Литвинчук в книге авиатора Василия Минакова «Гневное небо Тавриды», были в постоянной боеготовности. «Шквалы огня взметнулись навстречу тяжело нагруженным «ястребкам». Орудия, «эрликоны», пулемёты ощетинились огнём с обоих берегов Дуная, с островов, со специальных люлек, подвешенных к фермам моста, даже с вершин этих ферм, находящихся на 75-метровой высоте… Тем не менее прорвались. Вошли в пике. Лента моста стремительно полетела навстречу. Четыреста метров. Бомбы несутся вниз… Есть! В центральный пролёт! Гигантская стальная ферма переламывается, как шея жирафа, утыкается во вспененную воду. Из перебитого нефтепровода под настилом хлещет горящая нефть, вниз по течению на воде — сплошное бушующее пламя…» Все четыре И-16 добрались домой невредимыми, приземлились в Одессе в 6.40 утра, дозаправились — и тут же отправились наперерез эскадрилье бомбардировщиков Ю-88, направлявшейся бомбить советский порт. Большую часть своих бомб «юнкерсы» сбросили в море и полетели обратно, а Шубиков и его товарищи вернулись на базу в Евпатории. Три дня спустя три «ЗвенаСПБ» поразили ещё пять целей, полностью разрушив один из мостовых пролётов на Дунае. По дороге домой И-16 c бреющего полета нанесли удар по румынской пехоте в Сулине. Конструктор Владимир Вахмистров попросил направить в «Цирк Шубикова» дополнительные бомбардировщики ТБ-3. Эскадрилья получила только два. Тем не менее она продолжала наносить точные удары. Как пишет Михаил Маслов в книге «Цирк Вахмистрова», 17 августа шесть И-16 уничтожили в порту Констанцы плавучий док. 28 августа четыре И-16 вывели из строя мост через Днепр под Запорожьем в 320 километрах к северу. Противник подбирался всё ближе и ближе к Крыму, и эскадрилье, предназначенной для ударов в глубоком тылу противника, всё чаще приходилось поддерживать сухопутные войска на передовой. Хотя дальность полёта уже не имела значения, в воздух И-16 попрежнему поднимались вместе с ТБ-3. 8 сентября эскадрилья под прикрытием истребителей Як-1 уже наносила удар по мосту в Бериславе (Херсонская область) всего в 160 километрах от своего аэродрома. Немецкие истребители отбили тогда атаку. Но на следующий день четыре И-16 подбили в ожесточённом воздушном бою два Ме-109. Это было серьёзным достижением, подчёркивает американский автор, ведь «мессершмитты», пусть и не столь манёвренные, значительно превосходили их в скорости и огневой мощи. 1 октября во время налёта на позиции немецкой тяжёлой артиллерии под селом Ишунь — она обстреливала Перекопский перешеек, соединяющий Крым с Украиной, — удача покинула Шубикова. Командир эскадрильи погиб в бою и был посмертно награждён орденом Ленина. Через месяц пала Одесса. Несмотря на это, 2-я специальная эскадрилья совершала боевые вылеты и в 1942 году, выполнив в общей сложности 30 боевых задач. Однако «Звено-СПБ» всё же в итоге сняли с вооружения. Он оказался уязвимым для истребителей противника, а ТБ-3 и И-16 уже считались конструкциями устаревшими. Тем не менее, в отличие от большинства экспериментальных видов вооружения, использовавшегося лишь эпизодически, комплекс «Звено-СПБ» оказался на редкость эффективным: он последовательно наносил значительный урон стратегическим целям в глубоком вражеском тылу и при этом относительно большинства подразделений советских ВВС отделался сравнительно лёгкими потерями. Конструктор Вахмистров, отмечается в американском журнале, предложил блестящее решение, как «выжать» из устарелой техники высокую дальность полёта, — однако на смену ей пришло затем новое поколение самолётов. Новые двухмоторные бомбардировщики Пе-2 и Ту-2 оказались быстрее И-16, несли больше полезной нагрузки и имели большую дальность полёта. После Второй мировой войны США неудачно экспериментировали с истребителями XF-85 Goblin, а в 1950-х даже пробовали цеплять к бомбардировщикам B-36 самолёты-разведчики RF-84K Thunderflash («Вспышка грома»). Но оставили эту затею. Тем не менее именно прозорливый Владимир Вахмистров увидел потенциал использования крупных самолётов, чтобы задействовать на дальние расстояния мелкие и манёвренные истребители. «Пусть идея истребителя-«паразита» и оказалась тупиковой, сегодняшние реактивные истребители регулярно состыковываются с самолётами-заправщиками, в несколько раз увеличивая свой рабочий радиус», — пишет Себастьян Роблин.

Подготовила Анастасия СВИРИДОВА. (Окончание следует).

#газета #землянижегородская #возвращённыеимена #война #авиация #дунай

Comments & Reviews