0
Posted in Культура
14.03.2019

ПИТАЙТЕ ГОРМОН ЛЮБОПЫТСТВА

Как интерес к литературе может изменить мир

С доктором филологических наук, профессором Института филологии и журналистики ННГУ имени Н.И. Лобачевского, членом Российской и Европейской ассоциаций англистов Верой Григорьевной Новиковой говорить всегда интересно, а о литературе, ее влиянии на человека вдвойне.

— Наша страна считалась самой читающей в мире. Так было раньше. Сейчас уже не можем этим похвастаться, люди действительно стали меньше читать?

Считается, что читать стали меньше, но, конечно, никто не ведет такой статистики. Когда приезжаем в Москву, в метро видим: все как читали, так и читают книги. В нашем институте читают абсолютно все: и преподаватели, и студенты, но мы не можем быть примером потому, что это — профессия.

Заметно: объемы чтения действительно стали меньше. Об этом свидетельствуют и списки литературы, которые предлагаются учащимся. У детей сейчас даже нет тех навыков быстрого чтения, которые есть, например, у моего поколения. Стандарты школьного внеклассного чтения разработаны хорошо, но учителя литературы жалуются: детей трудно заставить читать даже те книги, которые есть в обязательной программе.

А ведь известно, что простейший способ вырастить грамотных детей — это научить их читать и показать, что познание — приятное развлечение.

— Несколько лет назад все ринулись читать электронные книги, но я вижу, что интерес к бумажной книге остается и даже возрождается потому, что чтение бумажной книги — это эстетическое удовольствие. Теоретики в конце XX века предложили такой термин — рецептивная эстетика, он лежит в области восприятия, то есть объект эстетики создает не автор текста, а тот, кто его воспринимает, читатель. Есть еще два современных понятия: «текст-удовольствие» и «текст-наслаждение». Речь идет о способах чтения. Читатель наслаждается не только сюжетом литературного произведения, но и тем, как оно сделано, писательской техникой, языком текста и, что немаловажно, самим процессом чтения…

Биологи говорят, что есть «гормон любопытства», его надо стимулировать — читать, путешествовать, учиться новому, так мы продлеваем себе жизнь.

— Получается, что интерес к художественной литературе благотворно виляет даже на здоровье?

— Конечно, но не это самое важное. Читая художественную литературу, мы погружаемся в другие миры, созданные писателями, мы проживаем истории героев. Чем больше у нас опыта такого погружения, тем проще нам понять другой мир, встать на чужую точку зрения. Важнейший цивилизационный вопрос — принятие иного, отличного от нас самих. Это так важно в современном мире, где мы переживаем процесс глобализации, ищем свою национальную идентичность, где столько проблем, где есть насилие, миграция. Это важно и в личной жизни, где выстраиваются взаимоотношения между мужем и женой, родителями и детьми, старшим поколением и внуками.

Мне сразу вспомнились слова английского писателя Нила Геймана, которые он произнес в речи, посвященной чтению: «Художественная литература порождает эмпатию — сопереживание. Проза — это то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами». Так начинаешь чувствовать вещи, о которых раньше бы и не узнал. На время становясь кем-то другим, а потом возвращаясь к реальности, понимаешь, что внутри что-то немножко изменилось, восприятие становится более многоплановым.

Книга — это источник знания. Она транслирует принципы мышления той эпохи, в которую была создана. Например, читая литературу XIX века, мы узнаем, как думали люди в то время. Сейчас мы живем в так называемом информационном обществе, где есть избыток всякой информации. Еще в 1960-е годы социолог Маршалл Маклюэн написал книгу «Галактика Гутенберга», где, в том числе, он говорит: в цифровую эпоху книжное знание утрачивает свое значение. Но ведь важно не только само знание, как таковое. Важен путь мысли, алгоритм того, как мы думаем. Чтение книг формирует хорошие способы мышления. Читая, мы учимся думать. Мне кажется, что люди еще генетически расположены к тому, чтобы получать знания, хорошо их усваивать именно из книг. Это формировалось в нас на протяжении веков.

Мы стремительно теряем наш родной язык, и это небезопасно. Есть версия, что чем проще у нации язык, тем меньше ее потенциал. Посмотрите, русский язык — богатый, вариативный, со множеством взаимозаменяемых слов, особой грамматикой и синтаксисом. А какое влияние русской культуры в мире — колоссальное. Особенно в XIX-XX веках, когда был расцвет русской литературы, в мире практически ничего не создавалось вне этого влияния. Сколько открытий миру дали наши ученые.

Английский язык — древний, с большим потенциалом. И возьмите американский язык, заимствованный, вторичный по отношению к английскому, упрощенный. При всем уважении к этой молодой культуре, каково ее влияние? Не хочется, чтобы мы променяли наш богатый словарный запас на однообразное «ok».

Большинство гениев, физиков, математиков, изобретателей, которые открыли что-то новое, были запойными читателями. Привычка читать стимулирует интуитивное схватывание, развивает ассоциативное мышление. Как правило, люди, которые много читают, продуктивны в других областях.

— Приходилось слышать такие слова: «Я инженер, зачем мне книги, я лучше кино посмотрю»…

Вы можете тысячу раз быть хорошим инженером, но не придумаете ничего качественно нового, если не читаете художественную прозу. Кино — это чужие мысли и образы, которые нам преподносят готовыми, не нужно напрягаться, чтобы их усвоить. Телевизор — это такая жвачка для ума. Чтение же, как я уже говорила, это процесс сотворчества. Читая, мы заряжаемся новыми идеями, можем под другим углом взглянуть на свою жизнь, построить ее по-другому.

Кстати, Джон Рональд Толкин создавал свои миры еще и для того, чтобы отвлечь подростков от кинематографа, а впоследствии от телевидения. Недаром он при жизни запрещал экранизацию своих произведений. Есть мнение, что потомки писателя, разрешив снять фильмы по его книгам, разрушили главный замысел его жизни.

— Вера Григорьевна, вы преподаете современную иностранную литературу. О чем сейчас пишут авторы, что модно читать?

В эпоху постмодернизма литература во многом носит игровой характер, писатели предлагают нам правила игры, дидактика, назидание уходят. Современные писатели очень профессиональны, а интересных направлений множество. Например, альтернативная история, когда автор берется рассуждать что было бы, если исторические события пошли бы по другому сценарию. Большое внимание к психологии. Развивается жанр детектива, оказалось, что он может быть серьезной литературой. Фэнтези, научная фантастика — все это люди читают. Сейчас очень трудно выделить критерии, что такое массовая литература, а что — элитарная. Несерьезных жанров не знаю.

В общем, нужно читать в свое удовольствие, искать, сравнивать, приносить домой книги, быть в этом примером для своих детей.

Самое неправильное, что могут сделать родители — сказать ребенку: вот это плохая книга, а это хорошая, вот это читай, а вот это не читай. Конечно, должна быть какая-то цензура, но если подросток зачитывается одним фэнтези или взял в руки хоррор, в этом нет ничего страшного. Рано или поздно к нему попадет та самая важная книга. А прививка к чтению уже сформируется. Пусть этих миров, по которым путешествует читатель, будет множество. А вот если взрослый не читает, и в доме нет ни одной книги, это уже, наверное, не исправишь.

Беседу вела Анастасия СЕРГЕЕВА.

#газета #землянижегородская #литература #филология #интервью

Comments & Reviews