НА ДВУХ ПОЛЮСАХ ЗЕМЛИ

Сын-полярник бережно хранит память об отце, покорившем Антарктиду

В доме на волжском откосе

Андрей приник к радиоприемнику. Передавали информацию о движении советского санно-тракторного отряда к Полюсу недоступности — точке, равноудаленной от всех берегов Антарктиды, где в то время еще не ступала нога человека. За движением небольшой группы исследователей 3-й антарктической экспедиции академии наук СССР следил, без преувеличения, весь мир. Шел 1958 год. На карте планеты почти не осталось «белых пятен». Многие в то время рвались к неизведанной точке в центре южного континента, дойти туда — значило совершить, пожалуй, последнее в истории большое географическое открытие. Наша экспедиция была в авангарде. Американцы транслировали желчные комментарии о «сумасшедших русских, которые не дойдут». И у них были основания так говорить: поход проходил в жесточайших условиях, а в пути первопроходцев поджидало немало опасностей.

Для 12-летнего Андрея, вместе с одноклассниками отмечавшего на карте путь экспедиции, радиосводки имели особое значение. Там, в бескрайних снегах Антарктиды, на другом конце планеты, шел к цели его отец, нижегородский ученый-изобретатель Аркадий Николаев. Он был начальником наземного транспорта экспедиции. Несложно представить, какие чувства переполняли мальчишку — гордость и тревога, желание поскорей увидеть родного человека. Лишь годы спустя Андрей Аркадьевич, почетный полярник, проведший не один сезон на дрейфующих станциях в Северном ледовитом океане, понял, как рисковал отец: из похода он мог не вернуться…

Мы разговариваем в просторной комнате в доме Николаевых, что стоит на волжском откосе в селе Великий Враг. На столе в круге света под абажуром разложены карты, отчеты экспедиции, вырезки из старых газет, альбомы с уникальными черно-белыми фотографиями. Андрей Николаев бережно хранит память об отце. Его архиву позавидует не один музей. Да и сам высокий, ухоженный, деревянный дом, построенный в начале прошлого века дедом Андрея Аркадьевича, великовражским мастером-лодочником Фёдором Николаевым, чем-то музей напоминает: портреты и фотографии в рамках на стенах, старинная мебель, любопытные предметы из прошлого — даже чучелу пингвина, привезенному отцом из антарктической экспедиции, нашлось место у книжных полок.

Взломщики мерзлоты

Мемориальная табличка на стене дома гласит: «Здесь родился и жил Николаев Аркадий Фёдорович (1914 — 1987 гг.), выдающийся конструктор, исследователь Арктики и Антарктики, почетный полярник, покоривший в 1958 году впервые в мире Полюс недоступности Антарктиды, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, заслуженный изобретатель, лауреат Сталинской премии, профессор, доктор технических наук».

Аркадий Николаев с отличием окончил Горьковский авиационный техникум, учился в автозаводском вечернем филиале Горьковского индустриального института (сейчас НГТУ — Авт.). Наверное, он мог бы стать летчиком, но интерес к машинам перевесил. Пришел работать на автозавод. Способного парня заметили: в 24 года он возглавил группу дорожных испытаний автомобилей конструкторско-экспериментального отдела ГАЗа.

В Великую Отечественную войну был начальником испытательной станции двигателей на Горьковском авиационном заводе.

В 1945 году Аркадий Николаев пришел работать в Горьковский индустриальный институт, здесь создал свою научную лабораторию.

— Первые опытные образцы выезжали по деревянным сходням из окон 3-го корпуса политеха — их собирали прямо в учебных аудиториях, — рассказывает Андрей Аркадьевич.

В 1950 году за создание бурильно-крановой гидравлической машины конструктор был удостоен звания лауреата Сталинской премии СССР.

— Правда, вскоре, во времена «развенчания культа личности», сталинскую премию у отца забрали, от нее осталась только вот эта коробка, — Андрей Аркадьевич показывает обложку, в которой когда-то находилась высочайшая награда. — Ее заменили на диплом лауреата Государственной премии.

В 1964 году в Москве, в Лужниках, проходила 1-я Международная выставка дорожных и строительных машин. Лаборатория Николаева представила на ней три образца техники. На них обратил внимание первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. Он так заинтересовался разработками нижегородского ученого, что проговорил с ним полтора часа.

— Тогда отцу разрешили поехать в Соединенные Штаты читать лекции, — рассказывает Андрей Николаев. — Он должен был лететь в Калифорнию, уже был куплен билет. Но тут Хрущева снимают с должности. В общем, отец никуда не полетел… Такая судьба, отец много в жизни терял. Но он никогда не обижался. Его очень уважали, и, конечно, он не был обделен ни званиями, ни наградами.

Институтская лаборатория выросла в опытно-конструкторское бюро со своей производственной базой, которое называлось РАЛСНЕМГ — разработка льда, снега и мерзлого грунта. Здесь Николаев создавал свои знаменитые вездеходы, машины и механизмы, которые стали первыми «взломщиками» мерзлоты Советского Союза.

Первая советская машина для бурения мерзлого грунта, техника для строительства аэродромов на льду и прокладки дорог в глубоком снегу, вездеходы с роторно-винтовыми движителями, снегоболотоходы и многое другое — все их сконструировал Аркадий Николаев. Даже сейчас эти машины впечатляют необычными техническими решениями, некоторые из них используются до сих пор.

Караван ледяной пустыни

— Третья антарктическая экспедиция действовала три года подряд — с 1957 по 1959 год, у неё было много научных задач, — рассказывает Андрей Николаев. — Отец, который был начальником наземного транспорта, должен был укомплектовать отряд и обеспечить его надежными тягачами, техникой. Со станции «Мирный» были походы в глубь континента — открывали новые станции «Пионерскую», «Советскую». Ходили на станцию «Восток», где находится Южный полюс холода и температура опускается ниже минус 80 градусов. Перед исследователями стояла еще одна задача — покорить Полюс недоступности.

Кстати, не стоит путать его с Южным полюсом, это разные точки на карте Антарктиды, которые находятся в 878 километрах друг от друга. Добраться до первого сложнее, туда и лежал путь первооткрывателей.

Санно-тракторный отряд, которым руководил Аркадий Николаев, вышел со станции «Мирный» 23 октября, в южном полушарии это разгар весны.

— Трудности начались сразу, — рассказывает Андрей Аркадьевич. — Первые сто километров предстояло идти по леднику. Он весь в трещинах, глубина которых достигает 1500 метров, а сверху они скрыты настом. Идет по такому снежному «мосту» тягач с санями на прицепе, и вдруг всё это проваливается вниз, техника повисает над пропастью. В такой ситуации обычно водителя спускали вниз на тросе, чтобы он с помощью кувалды расцепил тягач и сани: прицеп падал вниз, а машина могла идти дальше…

Полярники захватили с собой пса по кличке Пират, но он в самом начале пути, видимо, почуяв опасность, «дезертировал», убежал обратно на станцию. А люди шли вперед.

Вот как описывается экспедиция в одной из советских газет того времени: «Однообразная белая пустыня, глубокие сыпучие снега, в которых вязнут тяжело груженные сани и 30-тонные гусеничные тягачи. Машины всё время как бы поднимаются в гору: Полюс недоступности расположен на высоте почти четырех тысяч метров над уровнем моря. При 40-градусных морозах бушуют снежные ураганы. Флагманский тягач, а за ним и остальные тракторы, сутками плывут по белому океану вслепую, ориентируясь только по компасу…».

На сильном морозе ломается резина. Дизельное топливо становится вязким, керосин замерзает, а металл теряет прочность. Словно спички, ломаются пальцы траков у тягачей. Менять их в пургу и стужу мучительно. Вскоре отряд израсходовал запас деталей, взятых с собой. На другой день прилетел вызванный по радио известный полярный летчик Виктор Перов и сбросил на парашюте драгоценный груз. Он же потом с бреющего полета сбрасывал отряду бочки с горючим.

Путь от антарктической станции «Мирный» до Полюса недоступности занял 51 день.

(Продолжение следует.)

Анастасия СЕРГЕЕВА.

Фото автора, из архива А. Николаева и Музея истории НГТУ.

Факт из жизни

Аркадий Николаев испытывал первый советский гоночный автомобиль «ГЛ-1», на котором он установил всесоюзный рекорд скорости — 161,87 км/ч, став первым чемпионом Советского Союза по автогонкам в 1938 году в Киеве. Здесь молодой испытатель познакомился с летчиком Валерием Чкаловым, который был судьей соревнований.

#газета #землянижегородская #наука #антарктида

Comments & Reviews