0
24.01.2023

КОМУ ЭТО НАДО? НАМ, МУЖЧИНАМ

В областном центре разместили постоянную экспозицию работ Бориса Кустодиева

В Нижегородском художественном музее открылся новый зал — только картины Бориса Кустодиева. Их одиннадцать: десять живописных и одна графическая работа. Кстати, нижегородское собрание Кустодиева считается одним из лучших в России. Кустодиевский зал — четвертый монографический в музее после залов Левитана, Айвазовского и Рериха.

Давайте обойдем эту небольшую комнату, познакомимся с собранием поближе. «Вербный торг у Спасских ворот», «Купецсундучник», «Купчиха, пьющая чай» «Портрет Г.Н. Смирнова», «Чтение манифеста». Каждая картина рассказывает свою историю — сюжета или человека, изображенного на ней, и за каждой картиной — тоже свое повествование, уже о самой работе. Например, «Купчиха, пьющая чай» увековечила отнюдь не купчиху, а баронессу Галину Адеркас. «Натурщица» благородных кровей жила с Кустодиевыми в соседях. Когда художник задумал очередное полотно, жена предложила познакомиться с соседкой, которая внешностью вполне подходила под его типажи. Так работа за работой создавалась летопись, которую называют «Русь Кустодиевская» — его видение красоты и ее красок, его видение жизни, ритуалов, занятий, людей. Борис Кустодиев обучался живописи в училище при Академии художеств. Его наставником был великий Илья Репин. Он возлагал на ученика особые надежды и даже допустил активное участие Кустодиева в создании огромной многофигурной картины «Торжественное заседание Государственного совета». «Репинец», продолжатель традиций репинского психологического портрета — это один известный нам Кустодиев. Второй — первооткрыватель совершенно нового, собственного стиля. Та самая «Русь Кустодиевская». Как писал он своей будущей жене еще из академии, «вздохнешь свободно… и начнешь работать что-нибудь светлое, радостное, молодое и красивое». В центре зала стоит огромная двойная картина. Двойная живопись, когда изображение написано художником на двух сторонах холста, встречается вообще нечасто. Нижегородский художественный музей — обладатель такой редкости. С одной стороны мы видим знаменитую картину «Русская Венера». Пышнотелая, рыжекудрая, разрумянившаяся от жара красавица стоит с веником в бане. Говорят, когда в тридцатые годы эта картина была передана музею, это не всем понравилось. Кому-то она очень помешала. Возникла идея — убрать с глаз подальше. «Венеру» отстоял знаменитый летчик Валерий Чкалов. Когда возник вопрос, кому нужна эта обнаженная женщина, моющаяся в бане, он ответил: «Нам, русским мужчинам». В разное время в связи с «Русской Венерой» возникали разные легенды. В восьмидесятые годы прошлого века картина висела в другом помещении музея, на Верхневолжской набережной. Она была помещена над камином, и увидеть ее можно было только с одной стороны. Тогда была в ходу озорная шутка «А вы знаете, что у Венеры под веником?» А у Венеры под веником на обратной стороне холста Борис Кустодиев пьет чай. Дело в том, что сначала художник написал на большом куске холста семейный портрет за чаепитием. Вокруг чайного столика — сам Кустодиев, в профиль; его жена и дети — годовалая Ирина с няней и Кирилл, который смотрит на зрителя, старшая сестра с мужем. Они уютно сидят на террасе деревенского дома, который Кустодиев построил в районе Кинешмы. Работа датирована 1906 годом. Художник в это время был увлечен импрессионизмом, и полотно получилось светлое, очень мажорное. Называется — «На террасе». В двадцатые годы уже после революции достать холст для работы было для художника проблемой. Когда Кустодиев задумал «Русскую Венеру», решил использовать эту картину. Между прочим, вполне успешную — ее показывали на выставках. Выросший сын Кирилл перетянул картину на подрамнике оборотной стороной холста налицо. Так незадолго до смерти художника и появилась эта жизнеутверждающая работа. Кустодиев писал ее уже безнадежно больным, парализованный, в инвалидном кресле. Теперь мы смотрим на этот холст с двух сторон. Он, довольнотаки тяжелый с двумя слоями масла с той и другой стороны, укреплен на специально разработанном подрамнике. Как сказала, открывая новый зал, Ирина Миронова, ученый секретарь музея, две картины соединяют две эпохи, юность Кустодиева и финал. И между ними — практически вся жизнь художника.

Светлана КУКИНА.

Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.

Comments & Reviews