0
13.06.2019

Я СПРОСИЛ У ЯСЕНЯ

(Продолжение. Начало в № 21).

Урок немецкого

Одна из особых болевых точек эссенского общества — беженцы. Сколько их в этой местности, не знает никто. Официально зарегистрировано с 2015 года 60 тысяч человек. Из Афганистана, Сирии, Ирака, Ирана, некоторых европейских стран, например, Косова. Самой большой была первая волна. Вы, наверное, помните видеосюжеты ТВ: белье, развешанное возле палаток, бегающие дети, печальные женщины в хиджабах. Сейчас в Эссене и его округе такого, к счастью, уже не увидеть. Те, кто получил статус, обеспечены жильем, денежным довольствием, им подыскивают работу, обучают языку — пытаются адаптировать к жизни в Германии. Насколько успешно, покажет только время. Но немцы, надо отдать должное, стараются. И не только государственные, властные структуры, но и многие общественники, хотя общество неоднородно по отношению к пребыванию чужаков.

Члены нашей делегации провели немало времени в организации WIPA — центре адаптации мигрантов, включающем так называемую экономическую школу с уроками по устройству жизни страны, знакомству с законами, традициями, политическим спектром, языковые курсы разного уровня подготовки, структуру, связывающую с биржей труда, детский сад для ребятишек от года до шести лет. Что примечательно, обычные детские сады в стране работают с 8 часов утра до 12. Этот — с 7 до 17.

WIPA — структура частная, получающая средства на работу от государства. И таких в стране немало.

Директор центра господин Аринд Пайковски приглашает нас пройти в аудитории и поговорить с учениками. В этом классе урок немецкого, ведет его уроженка Москвы, чеченка по национальности Яха. Ученики самого разного возраста, в большинстве своем немолодые. Видно, что минуту назад они что-то активно обсуждали с преподавателем, а перед российскими журналистами тушуются, будто застывают. Баракат и Асмахан из Ирака, вместе двадцать лет, четверо детей. Сейчас сыновья и дочери в школе. Дети лучше вливаются в общество, заводят приятелей, учат язык, даже помогают родителям в разговорной речи. Глава семьи на родине был таксистом, жена — продавцом. Они и здесь хотели бы найти такую работу, но надо сдать экзамены, получить документы, забот хватает. Сосед Бараката по парте имел в Сирии свою лавку. Теперь ее нет. Как и дома. Семью наполовину растерял. Ученик с последней парты на родине был юристом. Здесь вряд ли устроится по специальности, но как-то устроиться надо. Не по себе смотреть этим людям в глаза: словно я виновата, что жизнь выбила седеющих женщин и мужчин из привычного седла, лишила родины, родных, дома. Что можно найти на чужбине? Кров, работу, мирное небо, но вряд ли душевное спокойствие и радость бытия.

Мы заходим в следующий класс. И снова звучит: «Я из Афганистана, я из Сирии, я из Ирака». И истории те же. Среди представителей арабских стран за партой симпатичная представительница Индии. Знакомимся. Хирал уже много лет в Германии, язык знает, пришла в школу ради документа, без которого не устроиться на официальную работу. Рядом пенсионерка из Южной Кореи: дочь вышла замуж за эссенца и перетянула мать на родину внуков. А как жить, не зная языка. Отличие таких переселенцев от мигрантов: для них курсы платные, стоят недешево.

Здесь преподают и другие языки. Например, английский. Учитель — бывшая тамбовчанка Анна. Приятно видеть соотечественников успешными, сумевшими устроиться в другой стране, в другом мире. А сделать это совсем непросто. Молодцы!

Если рядом с тобой чужой

Молодцы все, кто не теряется, оказавшись за пределами привычной жизни. Емад Ал Таббаа в Германии четыре года, бежал из Сирии от бомбежек, окончил языковые курсы, поступил в университет на машиностроительный факультет.

— Германия дала мне шанс жить в мире, реализовать себя, — говорит он, — И я посчитал, что неправильно ограничивать жизнь только личными успехами. Парень решил помогать мигрантам, таким, как сам, и обратился с предложением своих идей в фонд помощи, организованный молодым предпринимателем — беженцем из Турции, на средства которого при фонде существует организация «Уважение». Недавно открыт ее штаб — прекрасное здание в центре города. Здесь тоже есть разговорные группы, но не для изучения языка, а для разговорного совершенствования, проходят музыкальные вечера, концерты, открыты молельные комнаты для представителей разных конфессий, куда зайти можно в любое время.

— Над концепцией этого центра работали три года, — рассказывает его сотрудница Хелда Каппелхофф. — Здесь не стоит вопрос помощи: в городе много организаций, которые занимаются предоставлением жилья, поиском работы. Здесь вопрос дружбы. Приезжим очень нравится у нас, у них никогда не было возможности общаться с немцами так близко.

Немцы — это волонтеры, пожелавшие участвовать в процессе адаптации мигрантов. Они приходят сюда пообщаться, рассказывают о стиле жизни в Германии, об истории, показывают город, даже устраивают пикники, поездки на озеро.

У Емада свой вклад в работу центра «Уважение». Он организовал телефон доверия. Его же идея — создание программы «Стартуй с другом». Он предлагает немцем стать друзьями мигрантов: встречаться, приглашать в гости, вместе отдыхать по выходным, перезваниваться, участвовать семьями в городских праздниках.

Откликаются ли местные жители на призывы Емада в соцсетях, на распространяемые рекламные листовки? Да, людей активных немало, но есть и те, кому претит появление мигрантов в стране. Они тоже приходят в центр «Уважение» и высказывают свою точку зрения.

— Мы объясняемся с такими людьми. Стараемся их переубедить,- поясняет фрау Каппелхофф.- И многие к нам присоединяются. Я сочувствую людям, которых обстоятельства изгнали из родных мест. За каждым своя судьба, своя трагедия. К нам ходит 15-летний мальчик, бежавший из Алеппо. Он учится сейчас в гимназии и делает пронзительные маленькие фильмы в интернете о войне, страданиях людей, о том, как важно уважать друг друга. Приезжие неохотно говорят о бегстве, но видно, что пережили они немало. Среди наших завсегдатаев семья из Холмса. Дети долго не могли спать по ночам: боялись тишины. Как-то мы ездили большой группой в выходной отдохнуть на озеро. В небе с шумом пролетели истребители. Дети закричали и упали на землю. Они всю жизнь будут вспоминать войну. Наша задача — сделать так, чтобы воспоминания всплывали реже.

Как заработать на пенсию

Реже, реже думать о родине заставляет себя парень из Сирии, который отказался назвать свое имя. Так же как и его приятели — учащиеся профессиональных курсов в школе альтернативной энергетики. В будущем, когда получат дипломы, им предстоит обслуживать ветряки — огромные колонны с тремя лопастями, дающие электроэнергию и стоящие по всей Германии.

-Хочется на родину?- спрашиваю ребят.

Они кивают и говорят, что возвращение вряд ли возможно. Они сделали свой выбор, благодарят страну, которая их приютила, и хотят принести ей пользу.

Что ж, сделать это несложно. Как сказал руководитель WIPA Аринд Пайковски, Германия переживает промышленный бум, и требуются рабочие руки. А в Рурском регионе всегда использовали иностранную рабочую силу, опыт и традиции в этом отношении есть.

— Мигранты — это моя будущая пенсия, — говорит господин Пайковски. — В самой Германии идет поколение, где мало работающих. Так что складывается ситуация, в которой выиграют все.

Правда, времени на адаптацию беженцев и их интеграцию в рабочий процесс, по мнению нашего собеседника, уйдет побольше, чем предполагали политики. Они считали, что потребуется всего полгода, специалисты называли: от трех до трех с половиной лет.

— Так и получилось, — оценивает Аринд Пайковски. — Время идет, и заметно, что мы продвинулись, структуры действуют, мы видим результат.

Мы поинтересовались, по всей ли стране так же системно работают с мигрантами. Нам ответили, что не везде.

Елена БЕЛЯЕВА.

Фото Дмитрия КОНЕВА.

(Продолжение следует).

#газета #землянижегородская #германия #эссен #поездка #заметки

Comments & Reviews