0
10.01.2019

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА С ОТЦОМ НА СТАРОЙ ФОТОГРАФИИ

История, которую мы хотим вам рассказать, не совсем обычная, какой и положено быть в предновогодних рассказах.

А произошло это в мае прошлого года. История на первый взгляд не очень-то громкая, домашняя, но знаменательная.

Как водится, перед праздником Победы ветеранам войны и труда разносили подарки — сладости к семейному чаю. Получила подарок от Автозаводской администрации и ветеран труда Александра Васильевна Смирнова. Торт и конфеты были упакованы в специальном красочном пакете, на котором можно было увидеть фотографии военных лет. Разглядывать их для интереса взялась дочь Галина Алексеевна Смирнова. Вот тут всё и произошло. На одной из фотографий она узнала… отца. Точно, это он стоит у грузовика с маленькой девочкой на руках — Алексей Николаевич Смирнов.

— Эх и поплакали мы в тот день. — вспоминает Галина Алексеевна. — Папа привез с фронта много фотографий своих боевых товарищей. Он все фотографии бережно хранил. У него была офицерская сумка, куда он эти фотографии складывал и как-то она у него потерялась. Отец, конечно, очень переживал. Но сумка с фотографиями нашлась. Ее переслали по прежнему месту жительства в Варнавино. Вот такая история была.

Но среди фронтовых фотографий, оставленных отцом, такой, которая была воспроизведена на праздничном пакете, не было. И Галина Алексеевна Смирнова оправилась на поиски этого снимка. По адресу на пакете можно было определить, где он был сделан. Адрес оказался не очень далеким — Дзержинск. Здесь, на предприятии, где эти пакеты выпускались, ее с пониманием встретили, но ничего утешительного не сообщили. Дизайнеры просто взяли фотографию из интернета и перенесли ее на пакет.

Надо сказать, что фотография из редких. Мы с трудом отыскали ее следы в интернете, надеясь узнать автора снимка и где хоть он был сделан. Но, к сожалению, фотография была безымянной.

Можно лишь предположить, что снимок был сделан фронтовым корреспондентом через несколько дней после войны. Куда-то передвигалась колонна советских войск и остановилась в небольшом немецком городке передохнуть.

Баянисты тут же достали свои инструменты и организовали концерт. А вот детишки с ветками сирени — это была явная выдумка фоторепортера. Ну, а почему бы и нет? Для фронтовой газеты удачный снимок, да и для солдат разрядка. К тому же не скажешь, что немецкие дети очень испугались чужих дяденек, неожиданно появившихся в их городке. Спокойна и девчушка на руках солдата.

Теперь нашим солдатам предстояло соседствовать с немцами, помогать строить им новую жизнь. Позади была общая война и этим детям, что прибежали с цветами — память: веселые дяди-солдаты, у которых где-то там, еще далеко, есть свои дети, и путь к ним зависит от приказов и распоряжений командиров. Выходит, не всё еще эти солдаты сделали, хоть и прошагали с боями сотни верст.

И он с ними, двадцатилетний старший сержант, числившийся по боевому расчету «орудийным номером», Алексей Смирнов.

Он-то и «подсказал», что фронтовой репортер запечатлел солдат 200-го пушечно-артиллерийского Краснознаменного Бранденбургского полка, который передвигался из Берлина к новому месту дислокации.

Нам удалось разыскать журнал боевых действий полка. Судя по записям, война для солдат закончилась 6 мая 1945 года. Полк к этому времени перешел на казарменное положение и располагался на Шарлоттенбрунер штрассе.

«Личный состав моется в бане и дезинфицирует обмундирование. Произведена полная уборка расположения полка. Проведены занятия по политподготовке — 1 час и по строевой подготовке — 2 часа».

И вот очень важная запись в журнале:

«Произведено пробанивание каналов стволов орудий. Получено 240 выстрелов к 100 мм орудиям».

Пробанивание — военный термин, обозначающий чистку стволов орудий банниками. Но несмотря на то, что орудия были приведены в порядок, на всякий случай арсенал пополнился боеприпасами. Ведь еще не знали об окончании войны, но догадывались, оттого и появилась в журнале еще одна любопытная запись:

«Произведена пошивка чехлов для надульных тормозов».

Пушки готовились зачехлять.

И, наконец, самая главная запись от 9 мая 1945 года:

«Слушали по радио выступление Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза тов. Сталина И.В. по случаю полной победы над врагом. Проведен митинг. На митинге присутствовали командующий артиллерией гвардии генерал-майор Фролов и комбриг гвардии подполковник Караичев».

Так закончилась для старшего сержанта Алексея Смирнова война, но не служба. Уже 11 мая полк покидает Берлин и движется по маршруту Берлин — Пельтов — Шрувеехов — Михендорф — Беелитц — Вендиш Борк и сосредоточился в лесу. Здесь ему предстояло нести дальнейшую службу. Пребывание в Германии для Алексея Смирнова продлилось еще на два года.

Вот, видимо, на этом марше и перехватил артиллерийский полк корреспондент фронтовой газеты и сделал этот снимок.

Как-то перебирая старые фронтовые снимки, Алексей Николаевич обмолвился, что из 600 человек, призванных в Горьком в октябре 1942 года в 200-й истребительно-противотанковый полк Резерва Главного Командования, как он тогда в Гороховецких лагерях назывался, уцелело только шестеро. Вот и он среди уцелевших, прошедших всю войну.

Шесть фронтов сменили противотанкисты: Северо-Западный, Брянский, Воронежский, Степной, 2-й Украинский, 1-й Украинский и закончили войну в составе седьмого фронта — 1-го Белорусского. Командовал полком единственный командир, принявший полк еще майором, Николай Аполлонович Распопин, начавший воевать еще на Халхин-Голе. Полк отбыл на фронт, имея легкие пушки, а закончил войну с новыми 100-миллиметровыми орудиями, предназначенными для борьбы с тяжелыми танками противника. Противотанкисты были всегда в составе войск прорыва. На военной карте это Орловско-Курская дуга, Корсунь-Шевченковское сражение, Висло-Одерская операция, бои в Восточной Померании.

На Северо-Западном фронте весной 1943 года под Старой Руссой контузия и ранение в грудь. Связь с полком не терял. Подлечившись, настоял, чтобы его направили именно в ту часть, где служил. Друзья сообщили адрес полевой почты. Полк в это время готовился к боям на Курской дуге. Его ждали, обстрелянные, опытные бойцы были как нельзя кстати.

Так и пошел он с полком по трудным дорогам войны: освобождали Орел, Белгород, Полтаву, Кременчуг, форсировали Днепр,Южный Буг, Днестр, Прут. За освобождение Варшавы — медаль, за взятие Берлина — медаль. Но было еще три ордена Красной Звезды.

Ну было и было… Спросили бы за что? Коротко ответил бы — за войну. К орденам представляло командование, что оно писало в наградных листах, читать не довелось.

За Алексея Николаевича Смирнова это сделали мы, разыскав его наградные листы. Все три ордена Красной Звезды он получил в весенних боях 1945 года. Здесь сказалось его умение быстро реагировать на изменяющуюся обстановку и мгновенное принятие решений. Читаем:

«5 марта 1945 года в район Шифельбайн при отражении контратаки противника тов. Смирнов, оставаясь в засаде на шоссейной дороге, продолжал наблюдение за передвижением немецких самоходок. Он вовремя сообщил своему орудийному расчету координаты целей, в результате чего была подбита самоходка врага. Противник предпринял контратаку на батарею, в которой находился тов. Смирнов. В составе группы под командованием старшины батареи тов Смирнов бросился в атаку и уничтожил трех фашистов. Под огнем противника вынес с поля боя тяжело раненного командира отделения связи».

Согласно «Журналу боевых действий» полк всю весну не выходит из боев. Артиллеристы блокируют дороги, по которым отступает военная техника врага, уничтожает огневые точки, ведут бои на улицах небольших городков. Полк держит одно главное направление — на Берлин.

«25 апреля 1945 года, действуя в городских районах Берлина, направляясь вместе с командиром батареи в разведку, тов. Смирнов действовал смело и решительно. Ворвавшись в дом, где находились немцы, он уничтожил троих и четверых взял в плен. Было захвачено в качестве трофеев большое количество приготовленных фаустпатронов.

Не было случая, чтобы тов. Смирнов не был в передовых отрядах. Не раз он рисковал жизнью, ходил в разведку для выяснения целей. По его наводке орудийный расчет уничтожил 6 огневых точек противника и разбил 8 домов, в которых находились фаустники, пулеметчики и снайперы».

«28 апреля 1945 года немецкие орудия прямой наводкой и пулеметным огнем сдерживали продвижение наших танков на переправу через канал Ландве. Старший сержант Смирнов, пренебрегая опасностью, выкатил орудие на прямую наводку и в завязавшейся артиллерийской дуэли уничтожил пулемет враг, не дал орудиям противника вести прицельный огонь по нашим танкам. В результате канал Ландве был форсирован».

Только в конце 1947 года старший сержант Алексей Смирнов, после расформирования своего полка, снял военную форму и вернулся в Варнавинский район к родителям. Где работать? Да где захочется. В лесах было спрятано огромное поселение, которое называлось УНЖлаг. Ему предлагали идти на курсы и стать офицером. Только отец посоветовал: «Не ходи, сынок, над чужой душой стоять нелегко». Послушал Алексей отца и определился в связисты. А тут подошло время заводить семью.

— Я спрашивала маму, как он нашел ее, — рассказывает Галина Алексеевна Смирнова. — А она и не задумывалась об этом. Говорила, что вроде бы какие-то знакомые посоветовали. Тогда она работала бухгалтером-счетоводом в колхозе «Культура». Их разделяло 30 километров. Как выдавалось свободное время, он тут же собирался в дорогу. 8 марта 1948 года они расписались и была свадьба.

Война напомнила о себе через пятнадцать лет. Алексей Николаевич Смирнов в то время работал мастером в колонии. Появились сильные головные боли. Врачи определили, что это начала сказываться контузия. Он вынужден был уйти в лесники. Лес на время сдержал болезнь. Но, к сожалению, не очень надолго. Когда Алексея Ивановича парализовало, он сдаваться и не думал. По-прежнему во дворе были две коровы, куры, утки, нутрии, гуси… А хозяин пилил дрова, приспосабливаясь к недугу.

Но болезнь прогрессировала, и в 1988 году Алексея Николаевича Смирнова не стало.

Вот такая история жизни солдата дополнила фотографию военных лет.

Вячеслав ФЁДОРОВ.

Тот самый подарочный пакет, с которого и началась эта история.

Та самая фотография, на которой Галина Алексеевна Смирнова нашла своего отца.

Он стоит крайний справа с девочкой на руках.

Дочь солдата — Галина Алексеевна Смирнова.

А это снимок Алексея Николаевича Смирнова (справа). Говорили, что его очень любили дети. Вот и немецкие тоже. Он принес им в Германию жизнь, не жалея своей.

#газета #землянижегородская #память #случай #фотография

 

Comments & Reviews