0
10.10.2018

ПОЛЁТ ПО ВОЛНАМ

Решено возродить забытое ремесло

Даже Пётр I оценил

Изящная стремительная деревянная лодка, идущая на веслах по речным волнам, — еще полвека назад такая картинка на Волге в окрестностях Великого Врага не была диковинной. Великовражки, так называли знаменитый речной транспорт, принесли всероссийскую славу мастерам из волжского села.

Петр Первый, оценив эти суда, издал указ, чтобы здешние умельцы делали и сдавали свои лодки государству для распространения по всей стране — так они были хороши. Волгари же использовали их столетиями. Под своим именем изделия мастеров из Великого Врага были известны даже на Байкале.

С 1960-1970-х годов XX века великовражки стали постепенно исчезать: ушли старые мастера, ремесло потихоньку угасло, продукция промышленного производства заменила лодки ручной работы. Почти полвека ими никто не интересовался. И вдруг, когда казалось, что о них совсем забыли, в Великом Враге произошло небывалое событие.

Летом 2016 года Николай Николаев построил шестиметровую лодку — точную копию тех, что ходили раньше по речным просторам. Как утверждает мастер, новая великовражка не уступает своим предкам по судоходным качествам.

Сейчас Николай Николаев вместе с другими жителями села хочет открыть в Великом Враге музей, главным экспонатом которого станет знаменитая лодка. А еще мастер мечтает делать новые великовражки, возродить забытое ремесло и передать его ученикам.

Родовая память не подвела

Николай Николаев родился в Великом Враге. По профессии он инженер-механик. После окончания Горьковского политехнического института отправился по распределению в Саров. Четверть века проработал в ядерном центре. Вернулся в родное село, два года назад вышел на пенсию. И вот тут-то ему и удалось воплотить в жизнь идею, которая долго не давала покоя.

— В 2008 году я попал на лодочный праздник, который проходил на Гребном канале в Нижнем Новгороде, — вспоминает Николай Юрьевич. — Там была представлена старая лодка, похожая на великовражку. Посмотрел, как она идет по воде на веслах, и что-то меня зацепило за душу. Размечтался. Захотел сам такую сделать.

Прошло несколько лет, прежде чем мастер осуществил задуманное: то времени не хватало, то средств, то смелости. Четыре года назад Николай Николаев, проведя немало летних дней под навесом в огороде, где находится его мастерская, изготовил пробный вариант — 3,5-метровую деревянную лодку. Назвал ее «мини-великовражкой». Следующим летом из-под его топора вышло еще одно плавсредство — длиной 4 метра. Приноравливался, думал.

— Третью лодку — классическую великовражку — делал уже не для себя, — рассказывает Николай Николаев. — Ее заказал Виктор Сущев, выходец из Великого Врага. Он живет в Санкт-Петербурге, но связь с родиной не теряет, каждый год приезжает на день села.

Николай Юрьевич нашел сосновые доски нужного размера и качества и приступил к делу. Трудился два месяца, не имея ни чертежей, ни помощников. Вопросов было много: как обтесать, как подогнать детали? Ответы же приходили словно сами собой. Сработала родовая память, уверен Николай Юрьевич. Его дед — Владимир Яковлевич Николаев в свое время был одним из лучших в селе мастеров-лодочников. Последнюю великовражку он «срубил» в 1971 году.

— Мальчишкой всегда крутился возле деда, когда тот мастерил, — рассказывает Николай Юрьевич. — С детства умею управляться с топором. Хотя как инженер всю жизнь имел дело с «железками», мне больше по душе работать с деревом.

От деда же мастеру остались подсказки — лекала, шаблоны некоторых лодочных деталей. По ним он и начал строить свою великовражку.

Николай Юрьевич показал мне старый номер журнала «Катера и яхты» за 1967 год. Это редкое издание попало к нему недавно, уже после того, как он сделал лодку. О чем же писал полвека назад московский корреспондент Курбатов, оказавшись на Волге? Читаем: «Велик был соблазн посетить родину этих лодок — село Великий Враг, расположенное в часе езды ниже Горького. Своеобразный пейзаж с глубокими оврагами, величавой рекой, зеленой дубравой и деревянной церковью словно переносит на два-три века назад. Во дворе одного из домов стоял свежевыкрашенный корпус красавицы-лодки. Я постучался».

А попал журналист, как вы уже, наверное, догадались, в дом Владимира Яковлевича, деда Николая Николаева. Старый мастер показал столичному гостю потемневшие от времени лекала шпангоутов, изготовленные еще его дедом, деревянный аршин с нанесенными делениями вершков. Именно эти старинные столярные шаблоны Николай Николаев использовал при изготовлении лодки, их я увидела у него в мастерской. Интересно, а еще через 50 лет сможет ли кто-нибудь в селе рассказать заезжему корреспонденту, что такое великовражка?

Любопытная деталь: в носовой части лодок Николай Юрьевич вырезал символ — шестилистник, заключенный в круг — именно такой ставил на своих изделиях его дед. Он есть и на стене их дома, который дед построил своими руками. Как объясняет Николай Юрьевич, это вроде клейма мастера, которым он отмечал свои работы. Но «цветок» этот не простой. У славян символ обозначал солнечный круг, другое его название — громовое колесо. В домовой резьбе его располагали под самой крышей, считалось, что он защитит жилье от удара молнии. В старину солярные знаки носили в качестве оберега, вырезали на прялках, включали во всевозможные орнаменты. Предки верили, что солнце символизирует саму жизнь. Скорее всего, этот знак передавался в роду Николаевых вместе с секретами ремесла. Значит, не зря Николай Юрьевич вырезал его на великовражке, он продолжает традиции семьи.

Кто там задирает нос?

«Ни в верховьях Волги, ни в устье не строили таких изящных лодок, как в Великом Враге. Остроносые, с высокоподнятым форштевнем (деревянной балкой на носу. — Авт.) и с кормовым подзором. Великовражки остойчивы, обладают большой грузоподъемностью, хорошо всходят на волну и легки на веслах. Днище лодки плоское, но скругленное в центре, борта имеют развал по всей длине. С 3-х-сильным мотором лодка идет со скоростью 10-12 км/час. Наиболее распространены лодки длиной 6,2 метра, шириной — 1,6 и высотой 0,6 метра. На такой лодке можно перевозить два кубометра дров». Такое описание великовражки дается в журнале «Катера и яхты».

— Лодка интересная, — рассказывает Николай Николаев. — Ей присущи технические характеристики, которые очень трудно совместить. Она скоростная. Разгоняется быстро из-за малого сопротивления воде, это возможно благодаря хорошей обтекаемости корпуса и соотношения других факторов. Ходили на ней на веслах, под парусом и с мотором.

Раньше великовражки были почти в каждом доме. Даже в 1960-е годы, спустившись на берег у села, можно было увидеть такую картину: на воде лодки были привязаны в два ряда и еще на берегу в два ряда лежали.

Тогда много колхозных угодий находилось за Волгой, где были сенокосы, заготавливали дрова. Великовражки возили любые грузы — коров на пастбища, сено, доставляли на другой берег бригады работников. С них собирали по реке бревна в половодье. Как ни нагрузи чудо-лодку, никогда бортом не черпнет воду.

— Всё дело в особенностях конструкции, — объясняет инженер. — При боковом крене резко увеличивается длина рабочей ватерлинии, срабатывает так называемое восстанавливающее усилие — чем больше лодка кренится, тем сильнее сама конструкция заставляет ее вернуться в исходное положение. Великовражкой легко управлять. Слегка толкнешь за нос, легко развернется, сделает на воде полный круг. Два-три гребка — она уже идет полным ходом, можно положить весла, и она все равно будет двигаться быстро. Попробуйте так разогнать резиновую или дюралевую лодку — не получится, придется постоянно грести.

В прошлом веке на Волге было большое движение, ходили баржи, «ракеты», колесные буксиры, они поднимали на воде большие гребни. Летит по ним великовражка, острый нос задран, разрезает волну, это было красиво. И в непогоду, при сильном ветре, когда река неспокойна, на них было ходить безопасно.

Мечта о музее

Великовражка, которую смастерил Николай Николаев, установлена возле сельской школы — она стала достопримечательностью. Великий Враг — село древнее, историческое, поэтому представители местного сельского комитета, жители мечтают открыть в деревянном здании школы, построенном в начале XX века, музей, а великовражку сделать его первым главным экспонатом. Люди уже начали собирать и другие предметы для будущей выставки. Но пока этот хороший проект не удается воплотить в жизнь.

— Школа перестала действовать несколько лет назад, — говорит Николай Юрьевич, который стал председателем селькома. — Сейчас в здании располагаются библиотека, которая открыта три дня в неделю, и фельдшерский пункт. Есть пустое помещение, в котором мы и хотели создать сельский музей. Но пока Безводнинский сельсовет, которому принадлежит здание, на это разрешение не дает.

Местные жители опасаются, что библиотеку закроют, а здание школы будет продано — сигналы о том, что это может произойти, они получали не раз. Людям же хочется, чтобы в селе сохранилась библиотека и открылся музей, посвященный истории Великого Врага.

Николай Николаев планирует и дальше делать великовражки, если будут новые заказы, — изготавливать плавсредства для себя и просто складывать их в гараже смысла нет. Мастер хотел бы возродить лодочное ремесло и передать его ученикам, которые, как он считает, обязательно появятся. А пока хотя бы открыть музей и сделать выставку, посвященную лодкам, чтобы люди помнили о них и знали, почему они принесли славу их родному селу.

— Великовражку можно признать символом Волги, она не зря зарабатывала свою репутацию несколько веков, — считает мастер.

Конечно, лодка — вещь практическая, не приходится ожидать, что в наши дни она будет иметь широкое применение. Но всё-таки Николай Юрьевич прав, великовражка — не просто транспорт из прошлого, а объект местной материальной культуры, об этом нельзя забывать.

Анастасия СЕРГЕЕВА.

Фото автора.

Кстовский район.

Comments & Reviews