С УМЕРЕННОГО НА РЕЗКИЙ

Изменения климата превращают земледелие из рискованного в экстремальное

Куда пропала весна? Из холодной зимы сразу переходим в лето. На смену значениям температуры воздуха, колеблющимся в районе 0, обрушивается резкое потепление до +15…+20, а то и выше. Май выглядит как знойный июль. Дожди — редкость. И не только в последний месяц календарной весны. Осадки, похоже, скоро придётся вызывать, обращаясь за помощью к шаманам. Может, они подскажут, каким богам молиться, когда по нескольку недель с неба — ни капли.

На краю засухи

Погода ведёт себя так не год и не два. Сотрудники агрохимического центра «Нижегородский» собрали данные о том, как менялся климат в регионе за последние 60 лет. За точку отсчёта взяли 1961 год. Тогда область входила в число территорий умеренно континентальной зоны. Зима длилась примерно полгода, на весну, лето и осень приходилось по два месяца. Снега выпадало много, лежал он до середины апреля. Лето начиналось с +15 и завершалось примерно в середине августа. Каждое время года было ярко выраженным, со своим лицом и особенностями. Прошло всего 60 лет, и грани между сезонами размылись, чёткие границы исчезли. А климат из умеренного взял крен в сторону резко континентального, характерного для территорий, удалённых от морей и океанов. Одна из его особенностей — дефицит осадков. Что в нашей области отлично прослеживается. И дождей, и снега выпадает год от года всё меньше и меньше. В среднем — на 71 миллиметр. Это ни много ни мало месячная норма осадков. Если в 1961 году гидротермический коэффициент равнялся 1,1, что означало нормальный уровень обеспечения региона влагой, то теперь он снизился до 1. На первый взгляд не велика разница. Но ещё чуть-чуть — и ситуация примет катастрофические формы. За единицей начинается засуха. Она уже не редкость. Чаще всего погода запирает в кладовой дожди в мае — начале июня. Как раз в ту пору, когда они особенно необходимы, чтобы напитать поля влагой. В 2020-м наблюдалась ещё и осенняя засуха. Озимым для дружного всхода вода также необходима. Но её не было до самого ноября. Хорошо, что тогда ещё стояла тёплая погода. Дождь в сочетании с положительными значениями температуры воздуха позволили исправить положение на полях. Кстати, о температуре воздуха. В течение исследуемого периода она в среднем по году поднялась на 2 градуса. Шаг огромный, за ним тянется, будто на буксире, множество вытекающих. Вот одна из них: отрезок года, когда держится температура +15 и выше, увеличился на 21 день. С результатами наблюдения за погодой участников семинара, организованного министерством сельского хозяйства и продовольственных ресурсов области, познакомил руководитель агрохимцентра Александр Абрамов. И тут же озвучил вывод: в новых климатических условиях и сельхозпроизводство нужно вести по-новому

Разбиваем подошву

Вопрос как? Александр Абрамов считает, необходимо пересмотреть технологию обработки почвы и систему внесения удобрений. Начнём с первой. В области хозяйства готовят поля классическим способом, минимальным и нулевым. Если технологии строго выдерживать, проблем нет. Но увы, ошибки не редкость. И чаще всего допускают их приверженцы минимальной технологии. — Почву дискуют слишком глубоко, — объясняет Александр Иванович допускаемые просчёты. — В результате нижний слой грунта уплотняется, становится твёрдым, как камень. Плужная подошва для корневой системы растений — непреодолимое препятствие. Они не могут пробиться сквозь неё в поисках влаги, питательных веществ. Особенно остро проблема наблюдается во время засухи, когда знойное солнце одевает поля в плотную корку. Всходы, оставшиеся без воды, гибнут. А у выживших резко снижается урожайность. И надеяться на спасительный дождь, который напоит изнывающие от жажды посевы, учитывая перемены, творящиеся с климатом, не стоит. Агрономам необходимо так готовить почву, чтобы по максимуму запирать в ней влагу. Земля по сути должна стать колодцем, где копятся талые и дождевые воды, служить тем источником, из которого растение в любой момент может напиться. Просчёты в работе, приводящие к формированию плужной подошвы, необходимо исключить. Спрессовавшаяся почва не пускает влагу в землю. И как результат, весной на поля не въедешь — тракторы вязнут в грязи, а после дождя в посевах стоят лужи. По словам Алексея Кирсанова, агронома, кандидата сельскохозяйственных наук, сотрудника машиностроительной компании, в Америке с уплотнением грунта борются уже лет 80, в Европе — 30. В России только обозначили проблему. Корни её кроются в работе техники на полях. За сезон трактор, опрыскиватель, грузовик, комбайн по одному и тому же участку проходят десятки раз. Давление на почву — запредельное. Как следствие — образование плужной подошвы. Минимизировать риски её появления, по словам Алексея Кирсанова, можно. Например, установив на трактор сдвоенные колёса и более широкие шины, снизив в последних давление. Таким образом машина уменьшит нагрузку на поле. Но это в идеале. На деле, когда посевная нередко ведётся в авральном режиме, ставить на трактор сдвоенные колёса некогда. В итоге проблема становится всё серьёзнее, а плужная подошва — всё толще. — Чтобы сократить число проходов техники по полю, рекомендую прокладывать технологическую колею, — посоветовал Алексей Кирсанов. По сути это грунтовая дорога, да не одна, которая делит участок на несколько частей. Вроде бы теряется полезная площадь. Там, где проложена технологическая колея, урожая не собрать. Но изза того, что обработка посевов — подкормка, защита от болезней и вредителей, ведётся по накатанной, почва не теряет своей структуры, остаётся рыхлой. В итоге урожайность повышается и с лихвой перекрывает потери в полезной площади. Другой вариант — применение глубокорыхлителя. Такой агрегат пока ещё редко встретишь на нижегородских полях. Удовольствие уж больно дорогое. И само оборудование денег стоит, и топлива в работе трактор в спайке с рыхлителем съедает много — скорость прохода минимальна. Зато полю возвращается рыхлость. В итоге растёт урожайность, по оценкам специалистов, рост этот составляет около 30 процентов.

Полосы чёрные и светлые

По нулевой технологии в области работает совсем немного хозяйств. По признанию специалистов, она довольна сложна в применении и подходит далеко не каждому полю. По статистике, в мире менее 10 процентов пашни обрабатывается по нулю. В основном технологию проповедуют в Америке — Северной и Южной. В нашей области переход на нулевую методику сдерживает ещё и почва, склонная к закислению. Редкое хозяйство может похвастать нейтральным или близким к тому статусом поля. И если при классике и минималке исправить положение элементарно — достаточно провести известкование. При нулевой применение данного агроприёма — равно измене философии технологии. В регионе крестьяне ведут полевые работы, опираясь на три технологии, а в мире — на четыре. Четвёртая — strip-till. По-русски — полосная технология. И за ней, по мнению Александра Абрамова, будущее. Данная методика вобрала в себя всё лучшее от классической и нулевой. Производственные затраты, как и при no-till, снижены. При этом ставка делается на обработку почвы, как при классике. Правда, плуг не применяют. По полю пускают трактор в сцепке со специальным культиватором, который расчерчивает поверхность участка на полосы: чёрные, там где лежат семена с удобрением, и светлые, прикрытые мульчёй из пожнивных остатков. При таком подходе не нужно ждать, когда земля просохнет и прогреется. То есть зависимость от погоды снижается. Ещё из преимуществ: более низкий расход топлива и минеральных удобрений, они вносятся точечно. Сохранение почвенного плодородия и минимальные риски образования плужной подошвы — культиватор рыхлит почву на глубину до 75 сантиметров. Повышение урожайности.

Заполнить промежуток

При полосной технологии подкормки вносят одновременно с укладкой в почву семян. Такой способ подачи к столу питания, по мнению Александра Абрамова, самый эффективный. — При проведении последующих подкормок их результативность снижается, — считает руководитель агрохимцентра. — Особенно, если установилась засушливая погода, а поля подготовлены с нарушением технологии. Азот тут же испаряется из почвы, растения не успевают его захватить. Примерно тоже самое происходит с фосфором и калием. Положенные в сухую почву сухие удобрения результата не дают. Но если внести питание в жидкой форме, эффект будет. Агрономические службы хозяйств переходят на такой путь. В предприятиях области оборудуют растворные узлы, где готовят растениям индивидуальное питание. — Работа принесёт эффект только в том случае, если в почву в нужном количестве при севе были внесены азот, фосфор, калий и сера, — подчеркнул Александр Иванович. В прошлом году в области случилась маленькая революция. Вместо привычных 10-15 килограммов минеральных удобрений в действующем веществе на гектар внесли по 45. Прорыв? Безусловно. Но чтобы собирать зерна под 50 центнеров на круг, питания нужно давать в два раза больше. Однако одними минеральными удобрениями растение сыто не будет. А органики, как посетовал Александр Абрамов, вносим в поля крайне мало: всего по килограмму на гектар. Палочкой-выручалочкой может стать промежуточная культура. Это когда поле, освобождённое от зерновых, засевают масличной редькой, горчицей и им подобным. А спустя несколько недель подросшую зелень заделывают в почву, насыщая ту органикой. Времени на развитие у промежуточной культуры достаточно. Тот самый дополнительный 21 день, когда держится +15, крестьянам в помощь. Повышать плодородие полей необходимо по всем направлениям. Но начинать следует с раскисления почв. Данная проблема присутствует на всех сельхозземлях области. Пусть в разной степени, но всё-таки. На закислённых полях применение удобрений, особенно содержащих фосфор и калий, теряет эффект. Растения не усваивают питательные вещества. Получается — деньги на ветер. А этого в нынешних экономических условиях ни одно хозяйство позволить себе не может. Так же как и работать по накатанной. Пора вставать на технологическую колею и больше не кивать на погоду.

Юлия МИНДАЛЁВА.

Фото Александра ВОЛОЖАНИНА.

#газета #землянижегородская #климат #земледелие

Comments & Reviews