Земля Нижегородская


приемная: 468-57-45
рекламная служба: 468-55-76

Суббота, 24 Февраль 2018

Обновление:10:05:35 AM GMT

Вы здесь: Краевед Краевед Тайны кремля

Тайны кремля

Вы, наверное, помните, что в этом году многие выпуски «Краеведа» мы посвятили рассматриванию фотографий нижегородского светописца Максима Петровича Дмитриева. Но мы не просто знакомимся с архивом фотохудожника, а пытаемся определить, какие уголки Нижнего Новгорода он снимал. Большой интерес для нас представляют портреты. Кто изображен на них?

Разгадкой дмитриевских фотографий мы займемся и дальше. Но не будем забывать и наши экспедиционные дела. Дороги нас ждут.

Сегодня мы передохнем и окунемся в таинственные страницы истории Нижегородского кремля.

Старушка башня

Взгляните на фотографию одной из кремлевских башен, которую запечатлел нижегород-ский фотограф Максим Петрович Дмитриев. А теперь ответьте на два вопроса: что это за башня и в каком примерно году сделан снимок?

Честно признаемся, что со знанием истории кремля у нас у всех слабовато. Но если взглянуть на башню, то можно рискнуть с предположением: не Дмитриев-ская ли это башня? Хорошо, один ответ зачтен.

А второй все-таки требует подсказки. Такой Дмитриевскую башню видели нижегородцы до 1896 года. Вполне возможно, как только Максим Дмитриев узнал, что она будет реставрироваться к XVI Всероссийской торгово-промышленной и художественной выставке, поспешил на Благовещенскую площадь со своим громоздким аппаратом. Ему надо было запечатлеть для истории, как она выглядела. Вот этот снимок мы и видим.

А идею переделки башни «с утилитарной целью» еще в 1880 году высказал уроженец города Арзамаса, профессор живописи Н. А. Кошелев. Он предложил расположить в ней художественный музей, а в рядом стоящей Георгиевской башне – библиотеку.

От идеи до воплощения ее в жизнь прошло долгих 14 лет. И только когда город начал готовиться к Всероссийской выставке, вспомнили и про башню. Подходящим моментом тут же воспользовался губернатор генерал-лейтенант Николай Михайлович Баранов. Исполнить проект реставрации башни взял на себя академик архитектуры Н. Султанов. Причем безвозмездно.

Будущие работы подогрели у нижегородцев интерес к кремлю, а местные газеты, почувствовав это, наперебой стали публиковать материалы о его истории.

Нижегородцы узнали, что каменную стену вокруг города начал строить великий князь Дмитрий Константинович в 1374 году. Но успели возвести только одну каменную башню – Дмитриевскую.

Строить каменный кремль закончили только в 1510 году. Таким образом, Дмитриевская башня старше самого кремля на 136 лет.

Горожане проявляют интерес

Архитектор Н. Султанов, осмотрев Дмитриевскую башню, нашел ее в «печальном положении».

«Полуразрушенная от времени, она была перестроена в нынешнем столетии (XIX век) под архив губернского правления, причем ей был придан вид обыкновенного казенного дома».

Все это очень хорошо видно на фотографии Максима Дмитриева.

Реставратор изучил все известные документы, связанные с башней.

«Какова была первоначальная Дмитровская башня, мы не знаем, ибо на известном рисунке Нижнего Новгорода Олеария ее не видно».

В писцовой книге, составленной в 1621-1622 гг. по указанию Михаила Федоровича, есть довольно точное описание башни и даже с промерами.

Н. Султанов делает вывод, что «была она прежде, как и теперь, четырехугольная, имела три яруса боев, т. е. отверстий для стрельбы: подошвенный, средний и верхний и вверху имела зубцы». Оставалось только нарисовать ее новый облик. Газета «Нижегородская почта» первой перехватила у архитектора проект реставрации башни, и 30 августа 1895 года на ее страницах рисунок увидели горожане. Башня выглядела и необычно, и красиво.

Судя по всевозможным описаниям современников, кремль в те времена выглядел убого. Он окончательно обветшал. На реставрацию денег не отпускалось. Тогда о наплыве туристов не думали. И кремль не был каким-то чудом, за которое можно было с восхищением проголосовать в Интернете.

Правда, известно четыре случая, когда за ремонт стен кремля все же брались.

В первый раз это произошло в 1653 году. Но работу начав, так до конца и не довели.

В 1672 году была опасность захвата города шайками Стеньки Разина. Кое-где стены подремонтировали.

В конце XVIII века Екатерина Великая приказала бывшему тогда нижегородскому наместнику фон Ребиндеру починить кремль. Приказ был отдан, но средств перечислено мало.

Изворотливый немец Ребиндер, чтобы извлечь капитал, продал пушки с Дмитриевской и других башен.

Кроме этого:

«Материал же для починки извлек из самого кремля, для чего разобрал до основания две цитадели, сломал две башни, окоротил все остальные, снял до половины со стен зубцы и полученным таким образом кирпичом произвел починку».

Дмитриевская башня при этом потеряла свой первоначальный вид. То есть была искалечена.

Последнее прикосновение к стенам кремля было в эпоху императора Николая Павловича, который повелел переустроить город и подновить волжскую твердыню.

Первые сенсации

Конечно, такое сооружение, как кремль, не может не породить мысль о его тайнах. Ведь существовала даже версия сохранения части библиотеки Ивана Грозного в Нижегородском кремле. Старшее поколение нижегородцев уверенно говорило о подземных ходах и даже подземном городе под кремлем. И ничего удивительного здесь не было. Великий князь московский Иван III, пригласивший итальянцев строить вначале московский кремль, повелел соорудить побольше подземных палат, где можно было бы хранить накопленные сокровища от пожаров.

По образу кремля московского строился и кремль нижегородский. Что же, его сооружали по упрощенной схеме - без тайных ходов и секретных комнат?

Нижегородские историки своими постными научными публикациями отвадили нас от мысли о кремлевских тайнах. Нет их, и все! Ничего не найдено, каких-либо серьезных доказательств существования подземелий и скрытных ходов тоже нет. Кремль – это всего лишь стены, хранившие своих защитников, которые были даже лишены возможности скрытного маневра. Сколько в том ни убеждай, поверить невозможно. И правильно!

В газете «Волгарь» от 23 июня 1895 года сообщалось:

«При разборке стены реставрируемой Дмитриевской башни в кремле и при снятии облицовки кирпича в некоторых местах оказались заделанные ходы, по открытии коих найдены скрытые галереи и лестницы.

В углах башни внизу найдены две камеры, имеющие сообщения с бойницами.

Очень интересный ход открыт с правой стороны башни (от кремля) на высоте 1 1/2 аршина от поверхности земли. Из этого входа одна лестница ведет вниз, в большую камеру со сводами, находящуюся под проездными воротами башни. Камера эта очень просторная, но она почти сплошь наполнена водой. Подземные ходы открыты также вдоль крепостной стены.

Все проходы очищаются и приводятся в порядок».

Забегая вперед, стоит сказать, что все найденные потайные ходы и камеры можно было осмотреть гостям города, когда Дмитриевскую башню закончили реставрировать. Сообщение о них также было включено в путеводитель по городу. И никаких тайн, которые потом так тщательно охраняли историки.

Через неделю газета «Волгарь» принесла еще одну сенсацию:

«…При дальнейших раскопках, производящихся при ремонте Дмитриевской башни в кремле, в стене найдена винтообразная лестница. Средняя площадка лестницы приходится в уровень с бойницей, имеющей отверстие в стену, примыкающую к башне. Найденную лестницу, по словам архитектора Малиновского, заведующего устройством башни, предполагается сохранить для входа в башню.

На площадке лестницы найдены шарообразные каменные ядра, которые некогда служили боевыми снарядами.

Число найденных ядер простирается до пятнадцати. Они разного веса – до 5 фунтов включительно.

Найдена еще одна камера, примыкающая к башне со сводом. На полу этой камеры разбросано много костей».

Но давайте пока отвлечемся от подземных ходов, потайных галерей и тайных комнат. У нас есть повод для улыбки.

Байка или правда?

Когда читал июльскую подшивку «Волгаря» за 1895 год, на глаза в разделе «Обо всем» попалась вот эта любопытная и веселая заметка:

«Двое немецких археологов, занятые поисками черепов Адама и Евы, услышав о раскопках в нижегородской стене, отправились в заграничное путешествие и прибыли в Нижний.

Здесь они прежде всего ознакомились с наиболее редкими местными древностями: осматривали музей, памятники.

Нижний, видимо, представил огромный интерес для немецких археологов.

Каждая пустая вещица, по-видимому, имела для них особое значение. Ну чем, например, может быть замечательна наша нижегородская мостовая? Однако археологи и в ней нашли для себя пользу.

Проехав однажды по окраине города, немцы едва удержались, чтобы не вскрикнуть от удивления. Кучер остановился и с испугом оглянулся на свою пролетку.

Немцы продолжали смотреть под ноги и удивлялись.

- Vas ist das? – указывали они ничего не понимающему кучеру на огромный булыжный камень, лежащий на мостовой.

Но кучер, конечно, ничего не понимал и продолжал хлопать глазами.

Немцы стали объяснять своему вознице на ломаном русском языке.

- Понимаете ли, это… этот камень имеет форму сосуда… как это будет по-русски? Горшка… да, да, того самого горшка, в котором Ева варила своему мужу суп, когда их обоих выгнали из сада. Понимаете?

Но кучер опять-таки ровно ничего не понимал. Но когда археологи, проникнутые уважением к столь редкой находке, вознамерились было взять этот камень себе в качестве редкости, возница тронул вожжами и повез археологов дальше.

- У нас мостовые ломать не позволено, – заявил им возница.

Археологи тем не менее заметили это место и на другой день, с любезного разрешения местного начальства, вынули булыжный камень из мостовой и отправили его в берлинский музей».

Вот тут и пойми: если это газетная шутка, то надо смеяться, а если правда, то город лишился уникальной реликвии.

Но сейчас нам важно другое: первые археологические работы в кремле привлекли к себе внимание. Стало ясно, что кремль таит в себе много тайн. И мы еще узнаем о них.

(Окончание следует.)

Вячеслав ФЕДОРОВ.

 

 

Интересная статья? Поделись ей с другими: