Земля Нижегородская


приемная: 468-57-45
рекламная служба: 468-55-76

Суббота, 24 Февраль 2018

Обновление:10:05:35 AM GMT

Вы здесь: Краевед Краевед Где вы, «якуши»?..

Где вы, «якуши»?..

В глухоманных местах Ивановской области, в Пестяковском районе  ищем следы глухой домовой резьбы.

Через эти леса и болота пробирались мастера-резчики к волжским берегам. Предположительным ориентиром для них было село Пурех.

Мы дали большой крюк, чтобы попасть в эти места, хотя, если идти от Пуреха напрямки, дорога не столь и дальняя, но только пешая. Перед разбитыми лесовозами лесными дорогами даже вездеходы бессильны.

Стоило ли добираться сюда? Сейчас вы поймете, что стоило, хотя ничего особенного мы не нашли. Но, как говорится, сбили охотку, чтобы ни о чем больше не думалось.

Лишь дома догнивают…

Когда на Волге заканчивался бурлацкий ход, хозяева-пароходчики прибирали свои расшивы в тихие затоны, и по реке начинала идти ледяная шуга, это было сигналом к великому движению плотницких артелей. До самой весны они прощались со своими семьями и шли, согласно заключенным еще летом подрядам, строить волжские суда. Закладывали их в зиму, чтобы по весенней полой воде столкнуть в Волгу.

В долинах небольших речек и в луговинной части самой Волги начинали стучать топоры и зудеть пилы.

Берега наводняли «галки набатные» - древоделы из костромского города Галича, подходили ярославские «захарьинцы», «сицкари» с речки Сить, «рязанцы косопузые», оттого прозваны так, что свои топоры за поясами носили и те их тяжестью перекашивали, даже «плотницкие дружины» (а их так и называли) из Великого Новгорода добирались. Всем работы хватало.

Не упомянули мы прямых соседей, плотников из Владимирской губернии. Эти с топорами неразлучны были. Говаривали про них, что во Владимире они и лапшу топорами крошат. Имели плотники и свои прозвища - «аргуны» да «якуши».

К февралю - марту на заснеженных берегах Волги уже красовались готовые к плаванию, только еще не крашенные ладьи, кербасы, учаны, буфты, расшивы, барки, паузки, мокшаны.

У древоделов было заведено, что даже самую мелководную паузку от носа до кормы покрывать резьбой. Плотники-корпусники эту работу не делали. Тонкой она была для них. За резьбу брались «якуши».

О «якушах» легенды ходят, но кто же они были, никто толком до сих пор сказать не может. Вот мы и отправились в экспедицию по следам этого загадочного племени мастеров. Казалось бы, чего проще: сел да поехал. А куда, вы знаете?

Так для этого есть справочники, путеводители, наконец: раз «якуши», значит, из какого-то села с одноименным названием. Так-то оно так. Но посудите сами.

В Толковом словаре Даля о «якушах» говорится, что они «долбежники, плотники-резчики, для резки украс на избы и на суда». Точного адресочка их места жительства дотошный Владимир Иванович Даль так и не дал.

А тут еще новость. Некоторые исследователи предполагают, что это была небольшая самостоятельная народность, жившая во Владимирской губернии под бочком города Гороховца. Там они свой резной след и оставили.

В «Морском словаре», который появился в 1941 году, значилось, что «под этим названием на Волге известны плотники из деревни Якуши Горьковской области, занимающиеся в деревянном судостроении отделкой разных предметов, требующих чистой работы».

Вот те раз, земляки, оказывается, они нам были. Но нет, ошибается словарь, «якуши» были пришлыми. Напали мы все-таки на их след. Это были древоделы из села Якушева Гороховецкого уезда Владимирской губернии. Сейчас это село значится на карте Ивановской области.

Но, как оказалось, только лишь значится. На самом деле села давно уже нет. В память о нем, на месте сгоревшей церкви, поставлена часовенка. В зарослях ивняка догнивают два дома. Кругом ни души.

Благодарим за подарок!

Даже трудно поверить, что в зиму с этих мест снималось до семи сотен плотников. В Пестяках, в музее, рассказали нам, что, кроме крупных сел и деревень, здесь еще скитская жизнь шла, старообрядцы от посторонних глаз хоронились. Здесь даже махонькая деревенька резьбой украшена была. Берендеево царство, не иначе.

Первое письменное упоминание о местных плотниках встречается в записках известного русского путешественника Д. Шелехова.

«Архитектура изб - необыкновенная… Над каждым домом фоном возвышается светелка как игрушка, с затейливой резьбою, с колонками, с полукруглыми над карнизом окошками, со стрелами и фестонами, из которых многие раскрашены, а другие вызолочены… С давних времен укоренилось здесь искусство плотническое. Оно переходит из рода в род».

Известно также, что «якуши» трудились небольшими артелями по четыре-пять человек. Они и суда резьбой украшали, и за дома брались. Их за это тут же прозвали «домовиками». В артели обязательно был «знаменщик», умевший рисовать и составлять узор из отдельных сюжетов. Он был хранителем «припорхов» - листов плотной бумаги, с которой узор переносился на доску. Линии узора предварительно прокалывались, и с помощью сажи оставался на дереве точечный след, который соединялся в узор.

Есть предположение, что именно «якуши» поселили в орнамент лобовых резных досок львов. Но как это случилось? Откуда они этого зверя взяли?

Объезжая деревню за деревней, ищем в лесной глухомани следы «якушей». И хоть стоят дома по виду старые, но живут в них приезжие дачники, любители покормить местных злющих комаров. Ничего они о плотниках не знают. Думали уж, возвратимся ни с чем, и тут… В деревне Неверово-Слобода случайно находим резную доску с изображением льва. Удача! А когда на доске разобрали дату ее рождения - 1858 год, то поняли, что удача двойная. Это самая старая резная доска с изображением доброго, улыбающегося зверюги. Вдоль Волги в это время дома украшали растительным орнаментом. И львы на ее берегах еще не появились.

Так что львов «подарили» нижегородской резьбе «якуши», значительно обогатив ее образами. А что, есть на этот счет другие предположения?

«Якуши» хорошо были «знакомы» со львами. В 1837 году царь Николай I распорядился привести Дмитриевский собор во Владимире в «первобытный вид». Для организации реставрационных работ потребовались опытные плотники и камнерезы. Конечно же, среди мастеров оказались и «якуши». Львы с Дмитриевского собора полюбились резчикам по дереву, и они стали их копировать. Исследователи давно подсчитали, что львы на храмах Владимира и Суздаля встречаются 82 видов. Это же для резчиков раздолье.

Возможно, на этих реставрационных работах освоили «якуши» и особый вид резьбы - «флем-ский», или, как его еще называли, «фигурный». Бытовавшая до этого «фряжская» - плоскостная - резьба больше их не интересовала. Резной узор стал объемным, почти скульптурным.

Подробно рассказав о «якушах», мы, возможно, ущемили собственное самолюбие. Для нас глухая домовая резьба по берегам Волги всегда была городецкой. А тут, оказывается, пришлая из лесных неведомых краев.

Глухая домовая резьба никогда не была чьим-то изобретением. Ученые относят ее появление к
X веку. Может быть, это произошло и раньше, но просто нет письменных источников, которые бы подтвердили более древнее ее существование.

А значит, она существовала и до «якушей», научившихся украшать дома, и до городецких плотников, отточивших узорочье до совершенства.

Просто при Волге в начале XIX века произошло то чудо, которое до сих удивляет нас. Почти полвека, а то, может, и чуть больше, торные тропы прокладывали сюда лучшие древоделы ближних и дальних земель. Они несли сюда свое мастерство, которым были богаты. Попробуй теперь разберись, кто с чем пришел. Но почему бы не попробовать?

Вячеслав ФЕДОРОВ.

П. Пестяки - Неверово-Слобода - Никулино - Михайловское -
Якушево — Мордвиново. Ивановская область.

P. S. Как всегда, в нашем поиске мы обращаемся к вам, наши читатели. А вы что-нибудь знаете о «якушах»? Быть может, сохранились какие-нибудь легенды об этих древоделах. В нашей экспедиционной вылазке удивило прежде всего то, что не осталось о них никакой памяти в тех местах, где они жили. Не хранится ли она где-нибудь в другом месте?

Мы продолжим нашу экспедицию в поисках домовой резьбы. Будем благодарны вам за малейшие подсказки.

 

Интересная статья? Поделись ей с другими: