Земля Нижегородская


приемная: 468-57-45
рекламная служба: 468-55-76

Пятница, 21 Июль 2017

Обновление:10:24:41 AM GMT

Вы здесь: Главная/Новости

Возвращенные имена

Бункер для вождя

15 октября 1941 года.

Ворота Х

22 июня 2017 года в столице Австрии Вене на Центральном кладбище города открыт обелиск  советским военнопленным времен Великой Отечественной войны.

Подробнее...

Австрия помнит...

В сентябре 2016 года в Москве проходила презентация книги «Советские граждане, погибшие в Австрии в годы Второй мировой войны, и места их захоронения. Книга Памяти. Издание второе, дополненное».

На подготовку этого капитального труда, в котором перечислено 80 тысяч имен, ушло пять лет! Работали над ней три человека: австриец ­Петер Сиксль и наши соотечественницы, живущие сейчас в ­Австрии, - Юлия Эггер и Александра Кольб. Помогли сотрудники посольства России в ­Австрии, бывшие и действующие.

Мы не могли не заинтересоваться этой книгой, ведь на ее страницах должно быть много имен наших земляков.

Юлия Эггер сообщила, что оставшихся навечно в австрийской земле горьковчан очень много, и она готова предоставить о них информацию. В первую очередь это касается тех, кто погиб в концлагерях и до сих пор числятся без вести пропавшими.

Но для начала мы познакомимся с Юлией Эггер, нашей соотечественницей, которая ведет поиск погибших солдат на земле Австрии.

 

- Юлия, как родилась идея книги? Как начиналась эта удивительная история?

- Она началась, видимо, в тот момент, когда ландшафтный дизайнер Петер Сиксль по обмену приехал с группой австрийских школьников в Тамбовскую область. Это было около тридцати лет назад, еще во времена Совет­ского Союза. Во время этой поездки австриец познакомился с женщиной, которая ухаживала за могилкой немецкого солдата. Этот факт поразил Петера. Он спросил у нее, почему она это делает. А она ответила, что ее родственник погиб где-то на Западе, в Германии или Австрии, и она надеется, что кто-то тоже ухаживает там за его могилой так же, как она здесь.

Вот, собственно, после этого Петер ­Сиксль, вернувшись в Австрию, начал собирать данные о советских захоронениях Второй мировой войны там, где живет, - на территории Штирии, это федеральная земля на юго-востоке Австрии.

- А как вы познакомились с Петером?

- Случайно. Мы встретились на кладбище Хартберг у братской могилы, куда перезахоранивали останки советских солдат. И стали работать втроем.

- Вот в этой замечательной книге, которую вы привезли в Москву, сколько имен собрано?

- В нашей книге содержится информация о 80 тысячах захороненных в Австрии гражданах Советского Союза. Это погибшие военнослужащие, военнопленные и угнанные на принудительные работы. Многие из них считались пропавшими без вести. Но есть и такие, место первичного захоронения которых нам извест­но, а могила после перезахоронения до сих пор не найдена. В книге есть фотография каждого захоронения.

- Кто-нибудь оказал вам помощь в издании книги?

- Посольство Российской Федерации в Австрии. Без российского посольства не было бы этой книги. Российские дипломаты помогли нам с корректурой - а ведь в книге, между прочим, 1234 страницы! Они же помогли нам с поиском спонсоров, благодаря которым мы смогли оплатить типографские расходы. Они, по поручению президента России Владимира Путина, помогли иностранцу Петеру Сикслю быстрее получить разрешение на доступ в архив Министерства обороны РФ.

- Как вам втроем удалось отыскать, обработать и проверить такой огромный массив ­информации?

- Даже не знаю... Просто работали в свободное время.

- И сколько времени у вас ушло на подготовку второго издания?

- Пять лет.

- А как относятся к вашим занятиям австрийские знакомые и родственники?

- Мой муж, например, относится очень хорошо, он меня понимает. Да и мои австрийские друзья и знакомые положительно реагируют на наши разыскания. Я никогда ни от кого не слышала слов осуждения или насмешек. Спрашивали: не пора ли забыть войну? И вопрос, сколько я за это получаю, задавали. И не раз. И когда я отвечала, что мы делаем это добровольно, что я за это ничего не получаю...

- Удивлялись?

- Очень удивлялись. И сразу задавали следующий вопрос: «А что, в России это никого не интересует? Почему из России вас никто не поддерживает?» На что я отвечала, что пока у нас слишком мало времени, мы просто не успеваем обратиться за поддержкой в российские фонды и организации. И добавляла, что, вероятно, когда-нибудь будем получать под­держку из России.

- Почему вы стали заниматься таким трудным делом?

- Если меня просят о помощи в поисках - как можно отказать? Я живу в Австрии, знаю эту страну, ее историю, говорю на языке страны, могу работать в местных архивах. Значит, могу помочь тем, кто ищет.

- Можно не сомневаться, что Великая Отечественная война затронула и вашу семью...

- Да, конечно. К счастью, мой дед вернулся с войны. Это был самый важный человек в моей жизни. Между прочим, он закончил войну именно в Австрии, причем в 85 километрах от того места, где я сейчас живу. На обороте одной из фотографий с ним, датированной маем 1945  года, есть надпись: «Австрия, Айзенэрц». Вот такие бывают совпадения в жизни.

- Юлия, в Австрии 9 мая теперь ведь тоже проходит акция «Бессмертный полк». Как к ней относятся австрийцы?

- Они приходят посмотреть, видимо, им интересно. Но есть один момент, который их раздражает. Они не понимают, почему наши дети выходят 9 мая на акцию в военной форме. Они правда не понимают. И каждый раз после празднования и шествия «Бессмертного полка» я часто слышу один и тот же вопрос: «Ну что это за милитаризация?» А я им объясняю, что это не милитаризация. Объясняю, что мы гордимся нашими дедами-победителями и хотим, чтобы наши дети были на них похожи. Мы хотим, чтобы наши дети помнили о своих прадедах, поэтому показываем им то время, одеваем их в ту форму, рассказываем, сколько лет было его прадеду или прапрадеду, когда он впервые надел такую же форму... И наши дети понимают, что военная форма - это дань памяти, дань уважения и демонстрация того, что мы гордимся подвигами своих предков.

(Публикация
из журнала «Русский мир».)

Подробнее...

Найденная награда

Уважаема редакция!Хочу рассказать о своем отце, ветеране Великой Отечественной войны Михаиле Дмитриевиче Еремине. 

Подробнее...

Его могли звать Добрым

В номере газеты «Земля нижегородская» от 12 мая 2017 года в рубрике «Возвращенные имена» сообщалось,

Подробнее...

Страница 1 из 34